Случаи смерти при ринопластики

СОДЕРЖАНИЕ
0
39 просмотров
28 января 2019

Когда красота оборачивается смертью

В Москве обсуждается резонансный трагический случай: 11 марта, всего через день после пластической операции, в столичной клинике на улице Ольховской скончалась 48-летняя женщина.

Операция прошла вечером 10 марта, а менее чем через сутки пациентка почувствовала себя хуже и попала в реанимацию, где врачи не смогли спасти ее жизнь. Столичные стражи порядка приступили к расследованию инцидента и опросу свидетелей.

Менее недели назад аналогичный случай произошел в Грозном, где после дорогостоящей операции от потери крови чуть не погибла молодая женщина — ее успели спасти врачи городской клиники.

Подобные случаи в последнее время — отнюдь не редкость. Некоторые эксперты объясняют это возросшей популярностью пластической хирургии в России, другие — низкой квалификацией медиков и массовой погоней за недорогими «услугами красоты». «МИР 24» вспомнил недавние случаи, которые вызвали наибольший общественный резонанс.

В сентябре 2016 года 26-летняя уфимка погибла после неудачной ринопластики — операции по исправлению формы носа. Девушка легла под нож после того, как ее избили и сломали перегородку.

Через неделю после операции пациентке стало хуже, нос почернел, лицо опухло, началось внутреннее кровотечение, и еще через несколько дней она скончалась в Республиканской больнице имени Куватова.

Врачи констатировали отторжение импланта, и лишь через несколько недель после операции констатировали ранее незамеченное ими иммунное заболевание — гранулематоз Вегенера. Перед хирургическим вмешательством врачи не провели нужное исследование крови, что и привело к трагедии.

В ноябре прошлого года жительница Волгограда скончалась в одной из косметологических частных клиник города. На хирургическом столе после ввода инъекций у пациентки начались судороги. Позднее приступ повторился. Прибывшие на место хирурги «скорой помощи» констатировали смерть от острой сердечной недостаточности и анафилактического шока — у девушки оказалась аллергия на один из препаратов.

В феврале не выдержала пластическую операцию по увеличению груди 52-летняя жительница Омска. Причиной гибели стал слишком мощный наркоз, которого не выдержало сердце женщины. В том же месяце трагический случай произошел с матерью двух детей в Смоленске. После косметической операции местная жительница впала в кому. Позднее выяснилось, что причина — в неправильно подобранной анестезии.

Напомним, что изначально к услугам эстетической медицины прибегали пациенты, пережившие аварии или серьезные травмы, ведь пластическая хирургия направлена на устранение дефектов тканей или органов тела ради спасения здоровья и жизни больного.

Однако за последние годы наиболее популярными операциями в «пластике» стали именно операции по улучшению внешности: ринопластика — коррекция формы носа, подтяжка кожи лица и шеи, блефаропластика — операция по изменению разреза глаз и формы век, инъекции ботокса, коррекция губ, увеличение и коррекция формы груди, пересадка волос, а также липосакция в области живота, талии и бедер.

Медики констатируют: примерно 25% случаев пластических операций могут иметь незапланированные или негативные последствия, не говоря уже о высокой стоимости подобного вмешательства. Наиболее тяжелыми последствиями может быть постоперационное кровотечение, некроз от задетого нерва, попадание инфекции и заражение крови, анафилактический шок, кома.

Пластические операции со смертельным исходом

Каждый случай летального исхода тщательно расследуется правоохранительными органами

«Лягу на операционный стол и проснусь красивым», — обычные мысли любого пациента, обратившегося к пластическому хирургу. К сожалению, статистика неумолима: не все пациенты просыпаются после эстетической операции. Процент смертей в пластической хирургии очень низок, но ценна каждая человеческая жизнь. Поэтому каждый случай летального исхода тщательно расследуется правоохранительными органами, чтобы определить истинные причины смерти. Часто ли ошибка хирурга становилась началом конца для пациента в России?

За прошлый год сообщения о смертях в клиниках пластической хирургии не раз появлялись в топе федеральных новостей. Кто оперировал, в каких городах произошли несчастья, почему операции закончились летальным исходом?

Волгоградка умерла во время операции по коррекции подбородка

Трагедия произошла в ноябре 2016-го года. 23-летняя Мария, студентка пятого курса Волгоградского медуниверситета, решила улучшить форму лица и сделать ментопластику. Для достижения своей цели Мария обратилась в известную в городе клинику «Изабелла», где руководитель медцентра Марсело Нтире стал её пластическим хирургом. Последний занимался эстетическими операциями более 17 лет. О медицинском заведении имелись разные отзывы, однако до этого случая не было ни одной смерти. Как говорят источники, окончательное решение в пользу клиники «Изабелла» студентка приняла из-за возможности сделать операцию в рассрочку, поскольку оплатить всю сумму сразу волгоградка была не в состоянии.

В назначенный день девушка пришла в клинику, однако в операционной дело не пошло дальше анестезии. В начале вмешательства один из уколов вызвал судороги, медики сумели их устранить, но на всякий случай вызвали «скорую помощь». Вскоре приступ судорог повторился, бригада не успела приехать так быстро — 23-летняя пациентка умерла на операционном столе. Трагедия шокировала не только родителей, у которых Мария была единственной дочерью, но и весь город. Правоохранительные органы тут же взялись за проверку учреждения, хирурга и условий, в которых проводилась пластическая операция.

Судебно-медицинская экспертиза показала, что девушка погибла от анафилактического шока, вызванного анестезирующим препаратом «Убистезин». В ходе расследования выяснился ряд грубейших нарушений. Во-первых, по сообщениям пресс-службы , пациентка не прошла обязательный в таких случаях предоперационный осмотр, который бы показал наличие хронической патологии. Оперирующий хирург остался в неведении насчёт имеющегося у девушки заболевания. Во-вторых, пластическая операция проводилась без врача анестезиолога-реаниматолога. Именно этот доктор, по утверждению следователей, мог бы спасти Марию. Но такого специалиста не было не то что в операционной, а вообще в клинике. Хотя за 3 года до трагедии волгоградский Минздрав предписал руководителю клиники ввести анестезиолога в штат медучреждения. По факту смерти пациентки и проведения проверки было заведено уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека».

В Волгограде пластическая операция проводилась без анестезиолога-реаниматолога. Именно этот доктор, утверждают следователей, мог бы спасти пациентку

Главным обвиняемым стал Марсело Нтире, директор клиники «Изабелла». Своей вины в смерти пациентки хирург не признает, настаивая, что две экспертизы показали невиновность медиков. В ответ на обвинения об отсутствии анестезиолога, руководитель медцентра заявлял, что имеет право работать без врача-анестезиолога. По словам Нтире, специалист такого профиля в обязательном порядке должен быть только в стационарах, коим его клиника не является.

В ноябре прошлого года дело наконец было передано в суд. В конце 2017-го прошло два заседания, однако на втором сторона защиты заявила о смене адвоката. В результате слушание было перенесено, поскольку новому юристу пластического хирурга требуется время для ознакомления дела. Максимальное наказание, которое грозит Марсело Нтире в случае признания его виновным — 6 лет лишения свободы.

Трагедия в Северной Осетии

В начале марта жительница Владикавказа умерла после операции по абдоминопластике и липосакции, проведенной в республиканской клинической больнице. Как оказалось, в ходе пластической операции хирург допустил многочисленные повреждения (проколы) тощей кишки. Травмы повлекли за собой развитие перитонита. Пациентку перевели в другой медцентр, где ей удалили часть поврежденного органа (почти 1 метр). Но эта операция не смогла спасти женщину — она скончалась.

Следственное управление Следственного комитета по Северной Осетии начало расследование этого инцидента только после появления информации в социальной сети. Никто не подавал никаких заявлений в правоохранительные органы. В результате проверки выяснилось, что пластический хирург не является сотрудником республиканской больницы, а клиника не имеет лицензии на проведение пластических операций. По итогам проверки дело завели не по статье 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», а по статье 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности».

Смерть на Ольховке

В марте 2017 года в Институте пластической хирургии и косметологии, расположенном на Ольховской улице в Москве, умерла 48-летняя пациентка. Ираида жила в столице, планировала сделать блефаропластику — операцию по подтяжке век, чтобы выглядеть моложе. И хотя традиционно пластика век считается несложным хирургическим вмешательством, для Ираиды она стала фатальной.

Сама операция произошла без осложнений, после блефаропластики женщину оставили на сутки в клинике, чтобы проследить за ходом реабилитации. Но сразу после пробуждения от наркоза пациентка пожаловалась на сильные боли во всем теле. Москвичке стало хуже на следующий день, её сразу же перевели в реанимацию, но спасти её не удалось. Информацию о том, кто был оперирующим хирургом пациентки, общественности раскрывать не стали ни в самом Институте, ни в СК РФ по г. Москве, который сразу же взялся за доследственную проверку смертельного случая.

Внутренняя проверка проводилась и самим медучреждением. Её результаты огласил общественности замгендиректор по клинико-экспертной работе Института хирургии Михаил Павлюк. По словам сотрудника, причинно-следственной связи между действиями специалистов клиники и смертью пациентки установлено не было. В свою очередь, старший помощник руководителя ГСУ СК России по Москве Юлия Иванова рассказала, что наиболее вероятной причиной смерти пациентки стало нарушение работы сердечно-сосудистой системы — тромбоэмболия. Точную причину смерти должна была выяснить экспертиза. С марта прошлого года правоохранительные органы не делали каких-либо заявлений по этому поводу, что означает, что судмедэкспертиза подтвердила первоначальную теорию.

17-летняя героиня передачи «Пусть говорят» не смогла воссоединиться с семьей

В июне заголовки пестрели новостями о смерти несовершеннолетней пациентки после пластической операции. Речь шла о 17-летней жительнице Ростовской области, страдающей синдромом Гольденхара. Из-за генетических нарушений Екатерина Б. родилась без одного глаза, с асимметричным лицом и деформированными ушными раковинами. Акушеры сказали её матери, что из-за таких патологий младенец скоро умрёт, после чего женщина приняла решение оставить ребенка в роддоме. Но Катя выросла и надеялась, что когда-нибудь встретит свою маму. Воспитатели в Азовском детдоме смогли воплотить желание девочки в реальность. И хотя мать была удивлена, что её дочь всё ещё жива, они наладили общение. В то же время забирать в семью, где у женщины уже было двое сыновей, мама Кати не спешила. Женщина, как она утверждала, опасалась негативной реакции окружающих: мать не хотела, чтобы жители деревни обижали и оскорбляли воспитанницу детдома из-за её внешности. «Вот если бы можно было сделать ей пластическую операцию, я бы тут же забрала её», — мечтала женщина.

Случай представился, когда в Россию приехал известный австралиец Ник Вуйчич, родившийся без рук и ног. Он участвовал в программе «Пусть говорят», на эфир которой попали и обычные россияне, имеющие подобные сложности с внешностью. Тогда-то Катя и стала героиней телешоу, в ходе которого московский пластический хирург Андрей Ищенко пообещал помочь ей избавиться от дефектов внешности и вернуться в семью.

Заголовки СМИ пестрели новостями о смерти несовершеннолетней героини ток-шоу после пластической операции у московского хирурга

Своё слово врач сдержал. Восстановительные операции были разделены на несколько этапов, перед которыми девочка прошла все возможные обследования, чтобы исключить риски. Свои положительные заключения дали нейрохирурги, офтальмологи и многие другие узкие специалисты, которых Катя посещала в рамках обследования.

В ноябре 2016 года девочка прибыла в московскую клинику на Мичуринском проспекте к пластическому хирургу Андрею Ищенко, где ей поставили протезы в скуловой области и углу нижней челюсти, неправильно расположенные зубы удалили. Для создания симметрии ей трансплантировали жировую ткань в правую половину лица. Несколько месяцев у девочки ушло на реабилитацию, чтобы стало возможным продолжить восстановление внешности. Второй этап был запланирован на весну 2017 года. В марте юной ростовчанке сформировали веки, выполнили контурную пластику надглазничной и подглазничной областей бровей. 30 мая страдающей от синдрома Гольденхара была сформировано ухо и ложе для установки временного глазного протеза. Но поскольку девочка не совсем верно его устанавливала, на веках разошлись швы — понадобилась коррекционная операция, которая состоялась 13 июня. Наложение повторных швов заняло всего 40 минут, но этого хватило, чтобы в конце операции сердце несовершеннолетней пациентки перестало биться. 2,5 часа реанимационных действий не дали результата, и 17-летняя Катя умерла.

Следователи завели дело по факту смерти несовершеннолетней, но изначально в нём не было обвиняемых, как их не появилось и позже. По результатам вскрытия стало ясно, что причиной смерти девочки стали врожденные патологии внутренних органов, не поддающиеся диагностированию даже при самом подробном предоперационном обследовании. Вины пластического хирурга, тяжело перенесшему смерть пациентки Кати, выявлено не было.

Осенние печали

Осень считается наиболее популярным временем у пациентов пластических хирургов, операций проводится больше, поэтому и смертей в этот сезон больше.

В сентябре в саратовской клинике «Terra Somnia» после блефаропластики скончался пациент. Мужчина не вышел из наркоза. В состоянии комы его перевели в областную больницу, но спасти его не удалось. В клинике заявили о непричастности своих сотрудников к смерти пациента и рассказали о том, что родственникам погибшего была дана вся информация по ситуации. Правоохранительные органы начали проверку по факту смерти пациента.

В этом же месяце печальная новость пришла из Краснодара. Там в клинике, расположенную по улице Олега Кошевого, женщина умерла на следующее утро после липосакции. Пациентке стало плохо в ночь после пластической операции. Реанимационные действия, которые проводили медики, не дали результата. Об итогах проверки на данный момент ничего неизвестно, хотя в самом начале следователь СО по Западному округу Краснодара СУ СК РФ по Краснодарскому краю Аркадий Пискунов делился деталями. По его словам, вся медицинская документация погибшей пациентки была изъята из медучреждения сотрудниками следственного комитета, под проверку попали и документы о наличии у клиники документов на право деятельности.

В октябре о смерти пациентки писали СМИ Ангарска. В Иркутском научном центре хирургии и травматологии умерла 54-летняя женщина, решившая сделать липосакцию. Операцию, длившуюся 5 с половиной часов, проводил пластический хирург Игорь Куклин. После удаления жира, однако, у ангарчанки возник свищ. В течение нескольких месяцев хирург убеждал женщину, что свищ пройдет самостоятельно, однако через полгода врач всё же признал необходимость повторного вмешательства. Во время вторичной операции женщина впала в кому, у 54-летней пациентки произошла остановка сердца, мозг испытал кислородное голодание. Как утверждали родственники, в коме виноваты пластический хирург и анестезиолог, которые ввели ангарчанке промедол. Не выходя из комы, спустя 3 недели после повторной операции пациентка скончалась. Причиной смерти был назван сепсис. Сегодня выяснением подробностей летального исхода операции занимается Следственный комитет Иркутской области.

Оглашен приговор по делу о смерти пациентки после ринопластики

1 февраля 2014 | Уникальная запись

Запись относится к темам: Ринопластика

Запись относится к рубрикам:

Пластическая хирургия Виды операций Ринопластика Осложнения

31 января 2014 в суде Октябрьского района Минска оглашен приговор по делу о смерти 25-летней жительницы Гродно Юлии Кубаревой.

Трачический случай был описан в блоге у Авуни http://omorfia.ru/users/37665/blog/6151

После пластической операции по коррекции формы носа в столичном коммерческом медцентре Юлия не пришла в сознание. Спустя четыре недели пациентка, перенаправленная в 4-ю городскую клиническую больницу в отделение реанимации, скончалась/

Бывшему анестезиологу наказание в виде лишения свободы на срок 4 года.

Бывшему главному инженеру инженерно-эксплуатационного отдела 3 года лишения свободы.

Бывшему генеральному директору 2 года ограничения свободы без направления в места лишения свободы.

Суд также постановил взыскать с «Экомедсервиса» сумму гражданского иска в пользу родителей погибшей пациентки 1 миллиард рублей ( 100 000 доларов) .

Не будет преувеличением сказать, что после смерти девушки страна была в шоке…..Да, все посчитали, что началась « охота на ведьм» , когда Президент РБ распорядился разобраться в этом вопросе и по все строгости закона наказать виновных.

Но вот что выяснилось в ходе следствия и судебного разбирательства ( тема очень меня взволновала, но попытаюсь , насколько это возможно, обойтись без высоких эмоций и морали):

Сигнал о неисправности аппарат ИВЛ подал только спустя полчаса после начала операции. Девушку несколько раз переводили на ручную вентиляцию легких. До того момента, пока у пациентки не пропал пульс. Прямо во время операции анестезиолог сделал ей прямой массаж сердца, пытаясь реанимировать. После этого ринопластику продолжили, как ни в чем не бывало. Инженеры не видели, что пять месяцев разбитая колба была заклеена скотчем В аппарате ИВЛ еще в ноябре-декабре 2012 года треснула колба. Врач-анестезиолог вместе с ассистирующей медсестрой заклеил трещину скотчем. Вот только про поломку аппарата руководству «Экомедсервиса» не сказал.

Кислород перекрыли, а врачам не сказали Оказывается, 25 марта в «Экомедсервисе» в центральной системе был перекрыт кран подачи кислорода — проводились профилактические работы. А на следующий день снова возникли проблемы с подачей кислорода. В суде говорили, что 26 марта 12 часов кран был полностью открыт, два часа приоткрыт, а три часа вообще закрыт. Вот только врачам об этом не сказали.

В соседней комнате стоял китайский ИВЛ, но им не воспользовались. Оказывается, в нескольких метрах от операционной, в палате интенсивной терапии, стоял другой аппарат ИВЛ, но китайского производства, им не воспользовались ,врач одной рукой делал ентиляцию легких мешком Амбу, а второй настраивал аппарат ИВЛ

Врач после операции поехал в Москву. Операция началась в 17.00. Анестезиолог Шуров заведомо знал, что аппарат ИВЛ находится в технически неисправном состоянии, но приступил к операции. Во время операции произошла остановка сердца пациентки. Начались вентиляционные действия. Кубареву перевели на ручную вентиляцию легких, делали массаж сердца. Когда сердечная деятельность, пульс и давление восстановили, операцию продолжили. Она закончилась в 20.00. Врач Шуров, не дожидаясь полного восстановления пульса и давления пациентки, передал ее медицинской сестре, а сам в 21.45 поехал в Москву в частную клинику проводить операцию, хотя по инструкции должен был наблюдать пациентку после операции не менее двух часов. Врач не отрицал, он действительно заранее купил билет на поезд Минск — Москва и вышел из центра в 21.30 с полной уверенностью, что операция прошла успешно. Видимо, поэтому в наркозной карте не стал отображать, что у них произошло ЧП.

Дежурный врач центра ушел домой После 20.00 хирург заглянул к Шурову в ординаторскую и сказал: «Что-то не так». Анестезиолог поспешил успокоить: мол, с пациенткой все нормально, она проснется через час, и отпустил его домой.

Аппарат ИВЛ сломался через два дня после ремонта Аппарат ИВЛ с 2010 года ни разу не был осмотрен специалистами. Инженер привел слова специалистов сервисной службы: «Вызывайте нас сами по звонку, когда что-то сломается».

В ходе судебного разбирательства Врач упрекает центр в том, что тот не обеспечил сервисного обслуживания медоборудования и перекрыл подачу кислорода в день операции. Главный инженер настаивает: в должностной инструкции сказано, что он отвечает за «оборудование», но нигде не прописано, что это «медицинское оборудование». И вообще, его нанимали для обслуживания самого здание. Зато от бывшего гендиректора «Экомедсервиса» досталось и врачу, и главному инженеру. Галина Волжанкина заявила: анестезиолог не имел права бросать пациентку без сознания, а главный инженер совершенно не интересовался состоянием медицинского оборудования. Он, кстати, закончил институт механизации сельского хозяйства, поэтому не мог в них разбираться.

Из показаний родителей Юлии Кубаревой: [После операции] у Юли был вид мертвого человека. И близко не было похоже, что она спит. Она абсолютно не шевелилась [. ], мы просили ее просто сжать руку. Но рука была абсолютно недвижима. Медсестры говорили, что все идет по плану. И убедили, что если насильственно разбудим ее, она будет мучиться от боли.

Рок? Судьба злодейка ? Или цепочка халтуры и халатности

Операция была заранее запланирована.

Родители находились в часы операции в клинике.

Хирург – один из самых лучших в стране.

Анестезиолог с 20-ти летним стажем.

Клиника одна из самых дорогущих с высокой репутацией ( в которой, как оказалось, нет реанимационного отделения).

Медики не хотели ничьей смерти, ведь не умышленно они ее убили.

Просто не обеспечивали техобслуживание медаппаратуры.

Просто не проверили аппарат перед проведением операции.

Просто отключили кислород и не предупредили медиков.

Просто не вызвали реанимационную машину ( а то ведь так можно репутацию подмочить). Просто не придали значения тому , что у пациентки остановилось сердце . Просто недооценили послеоперационное состояние.

Просто не предоставили должного ухода сразу после операции.

Просто надо было разбежаться по своим делам, кому по домашним, кому по коммерческим. Просто договорились никого больше не ставить в известность.

А после смерти просто сказать, что-то об особенностях организма в постнаркозном состоянии…Так же бывает иногда!

А молодую красивую девушку уже не вернуть, и горе матери, потерявшей единственную дочь, ничем не заполнить.

Никто из нас не застрахован ни от злого рока, ни от особенностей организма в постнаркозном состоянии, никого не хочется осуждать.Вот думаю, а как бы поступила я? Находись я в составе опербригады, может быть, тоже из трусости или ложной ( в данном контесте) корпоративной солидарности, вступила бы в молчаливый сговор, а потом в наручниках сожалела о своих действиях ( или,точнее, отсутствии действий)… Сложно все это, то есть легко говорить в сослагательном наклонении… но это уже совсем другая история.

Вот чем еще мне нравятся подобные акции , которые проводит СПИК (да, можно осуществить свою эстетическую мечту малыми финансовыми тратами), но кроме всего этого, Уверенность что ТАКОГО точно не случится: халатности, безалаберности, действий на АВОСЬ.

Действо происходит «за стеклом», под фотовспышками и любопытными ожидающими взглядами оморфиянок. Кто-то реально, а мы вместе с ними виртуально, побывали в операционных, в палатах, это заведение уже кажется нам знакомым, знаем по фоторепортажам каждый закоулочек, видели весь обслуживающий медперсонал, всех любим и они для нас все родные люди. Многие оп мне не нужны, но я захожу на странички акций и любуюсь результатами как картинами в Эрмитаже.

Заканчивать не хочу пафосно… ..

Вспомнились строчки из бардовской песни Александра Дольского «. чтобы в будущей жизни усвоить уроки» ( сама песня немного о другом, но лишь немного)

Оглянись не во гневе, а в смущеньи и горести,

не боясь от стыда и прозренья сгореть.

Назови свои беды по имени совести,

чтобы их узнавать, если явятся впредь

Источники: http://mir24.tv/news/15829454/kogda-krasota-oborachivaetsya-smertyu, http://vseoplastike.ru/articles/detail/365711, http://omorfia.ru/users/52583/blog/11605

Комментировать
0
39 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Adblock detector
-->
-->