Ринопластика у радионова дмитрия юрьевича

СОДЕРЖАНИЕ
0
22 просмотров
28 января 2019

Пластический хирург Радионов Дмитрий Юрьевич

Пластический хирург Радионов Дмитрий Юрьевич, оказывает услуги эстетической хирургии. Среди них, пластика носа. Ринохирург Радионов Дмитрий Юрьевич специализируется на уменьшени широкого носа, удалении горбинки и т.п. Если вы хотите, записаться на консультацию, чтобы вам сделал пластику носа именно этот врач ознакомьтесь с фотографиями операций, отзывами пациентов, биографией с общим рейтингом хирурга и с информацией на форуме портала

Официальный сайт клиники: Нет информации

Телефон и e-mail: +7 (495) 694-12-12 Адрес: г. Москва, ул. Садовая-Самотечная д.12 Образование: Окончил Красноярский государственный медицинский институт. Научная деятельность: Активный участник научных съездов и конференций, посвященных вопросам ринопластики. Опыт работы: До 2001 года работал в Краевой клинической больнице № 1 врачом-оталарингологом. В течение тринадцати лет совершенствовался в ринохирургии — операциях в области носа. Предоставляемые услуги: Пластика груди, Липосакция, Абдоминопластика, Пластика лица, Пластика век, Увеличение губ, Пластика подбородка, Пластика носа Курсы повышения квалификации: 1999 г. — прошел специализацию в Москве по пластической хирургии носа. Многократно повышал квалификацию в ведущих клиниках России и за рубежом. Произвел более тысячи ринопластических операций. За плечами у Дмитрия Юрьевича большой опыт успешных операций по изменению формы носа, в том числе с одномоментным восстановлением носового дыхания.
Ему принадлежит уникальная методика по исправлению носов, ранее неудачно оперированных в других учреждениях. Такого рода операции являются своего рода высшим пилотажем в ринохирургии.

Ринопластика у радионова дмитрия юрьевича

Предыстория

Не все знают, что носы у людей растут всю жизнь: у кого-то больше, у кого-то меньше. Вот и я не подозревала об этом свойстве, пока не подрос собственный. Маленьким он у меня никогда не был, однако особенной дисгармонии во внешность не добавлял. Но к зрелому возрасту из носа средней симпатичности и размера (по моей субъективной оценке, разумеется) он преобразовался в довольно выдающийся и в прежний ландшафт лица гармонично вписываться перестал. Возник комплекс: я стала стесняться своего профиля, пытаться компенсировать прической. Но нос есть нос – расположен в центре лица, особенно не закамуфлируешь. И что же оставалось делать? Как вариант, можно было смириться с отражением. В конце концов, все люди с возрастом красивее не становятся, и дело не только в носе. Но когда я осознала, что на данном временном отрезке моей жизни мириться с этим не готова, то решила радикально исправить положение вещей, то есть уменьшить размер носа.

Выбор хирурга
Своего ринопласта я выбирала долго. Рассматривала многочисленные фотографии «до» и «после» на профильных сайтах, с большим интересом читала рассказы пациентов, перенесших ринопластику. По мере изучения информации становилось понятно, что этот вид пластики – один из самых сложных, и результат, к сожалению, далеко не всегда соответствует ожиданиям пациента. Причем эстетика нового носа не всегда полностью зависит от мастерства хирурга: на нее могут повлиять и условия реабилитации, и индивидуальная склонность к рубцеванию. А основное, что я поняла: не из каждого исходного носа возможно вылепить нос мечты его обладательницы. Увы. Такова физика этой части человеческого организма.

Тогда я с особым пристрастием стала изучать результаты операций на носах, похожих на мой. И обнаружила, что их достаточно мало. Чаще оперируются девушки с носами восточного типа, с большой горбинкой. А операций на носах моего типа существенно меньше, при этом результаты, соответствующие моим эстетическим критериям, вообще можно пересчитать по пальцам одной руки. Чаще всего из носов, похожих на мой, получались носы с чрезмерно заниженными спинками и длинноватыми кончиками. С другой стороны, так называемый кукольный нос тоже не был предметом моих мечтаний: я отдавала себе отчет, что на моем лице такой нос гармонично смотреться не будет. Я хотела получить максимально естественный результат, без малейшего намека на хирургическое вмешательство.

При выборе хирурга я также руководствовалась его умением проводить сложные вторичные операции: это давало надежду на то, что если он умеет достойно исправить чужие ошибки, то шансы на успешный исход первичной ринопластики повышаются. В процессе погружения в тему я периодически наталкивалась на истории про ухудшение функции дыхания в результате ринопластики, что особенно пугало. Тогда к остальным критериям отбора я добавила наличие у хирурга квалификации ЛОРа, но это был не строгий пункт, откровенно говоря, а желательный.

Затем начался этап похода по консультациям. Надо признаться, почти все консультации никакой дополнительной важной информации к тому, что я уже знала, не добавили. В целом все сводилось к следующему: «Вот так хотите? Приходите – сделаем». Исключением из этого формата стала консультация у хирурга, на котором я в итоге и остановила свой выбор. Докторам на заметку: чуть больше внимания к потенциальному пациенту на первичной консультации добавляет баллы в личном рейтинге хирургов. Пациенту ждет, чтобы ему объяснили, рассказали, показали примеры операций на аналогичных носах. Значимость положительной репутации хирурга нивелируется для пациента, если он сталкивается с безразличным отношением.

Период выбора хирурга для ринопластики занял у меня около года. В конечном итоге я остановила свой выбор на Радионове Дмитрии Юрьевиче – хирурге, который оперирует в Москве и Красноярске. На консультации Дмитрий Юрьевич внимательно рассматривал все принесенные мной фотографии с образцами желаемых носов, некоторые изучал с особым пристрастием, объяснял, что из моего носа можно сделать, а что не получится в силу не зависящих от него обстоятельств. Затем Д. Ю. сфотографировал мое лицо в разных ракурсах и сразу же, в моем присутствии, сделал несколько вариантов компьютерного моделирования. Я выбрала наиболее понравившийся из трех, и, забегая вперед, скажу, что в итоге нос получился в соответствии с выбранным моделированием.

Итак, о чем я попросила Д. Ю.: не делать ноздри слишком открытыми, так как носы с видимой слизистой мне не нравятся. Также я высказала пожелание не занижать сильно спинку и не оставлять кончик слишком длинным. Упомяну, что Радионов оперирует только открытым способом, с разрезом на колумелле, но меня это не пугало. Дату операции я забронировала заранее, еще до очной консультации, связавшись с Радионовым по электронной почте. Так что на консультации мне окончательно подтвердили дату операции и выдали список необходимых исследований и анализов.

Операция
О самой операции мне особенно нечего рассказать, все прошло по плану. Анестезиолог Жан-Мари Сорти, профессионал высшего класса, сделал свою работу на отлично – сам наркоз и выход из него был абсолютно комфортным. А вот в раннем послеоперационном периоде были моменты, о которых стоит рассказать. Ну конечно же, это печально известные турунды, о которых многим страшно вспоминать…

Когда я пришла в себя, то осознала, насколько важна возможность свободного носового дыхания. Когда дышишь ртом, внутри постоянно пересыхает, это доставляет определенный дискомфорт, но это не самая большая неприятность. Ближе к ночи у меня началось что-то вроде панической атаки: я боялась закашляться и лишиться в этот момент доступа воздуха. Страх был совершенно иррациональным, доводы рассудка и попытки самоуспокоения ни к чему не привели, паника нарастала. Я сообщила медсестре, она связалась по телефону с анестезиологом, который к этому времени уже покинул клинику. Он распорядился дать мне, кажется, валерьянку, точно уже не помню. Помню, что это был какой-то «мягкий» препарат, который на мое состояние никак не повлиял, о чем я и сообщила медсестре. Она повторно связалась с анестезиологом, он вернулся обратно в клинику и занялся психотерапией, объясняя мне подробно, почему я не могу задохнуться, что никакой опасности для моей жизни турунды не представляют. А вот их вытаскивание в данный момент, наоборот, представляет, из-за опасности носового кровотечения. Психотерапия не помогла, и тогда Жан-Мари Сорти велел выдать мне фенозепам. Через некоторое время после его принятия я совершенно успокоилась, приступ паники прошел. Волшебная таблетка сработала! Однако Жан-Мари еще около часа не оставлял меня, отвлекая разговорами, пока вполне не убедился, что со мной все в порядке.

Благодаря феназепаму я смогла поспать и, проснувшись, уже чувствовала себя вполне сносно. Утром Дмитрий Юрьевич вынул мне турунды, и я поехала домой с загипсованным носом. На этом этапе оценить результат операции совершенно не представлялось возможным – из гипса торчал распухший кончик носа. Общий вид лица представлял довольно удручающее зрелище: синяки, изменившиеся черты из-за сильного отека. Поэтому я расслабилась и ждала времени снятия гипсовой повязки.

О том, что нельзя делать
Когда через неделю после операции я приехала в клинику, Дмитрий Юрьевич удивился, что с моего лица уже сошли синяки и сказал, что обычно они держатся дольше. Вылупившийся из гипса нос был в сильном отеке и оценивать эстетику было еще слишком рано. Было понятно только, что в размере нос уменьшился. Проведя какие-то довольно болезненные манипуляции с моим носом, Д. Ю. выдал мне специальные пластыри для наклеивания на спинку носа (стрипы, их применяют для сдерживания отека) и показал, как именно нужно их клеить. Это, на самом деле, очень важный момент – правильная наклейка трипов. И я своей дальнейшей самодеятельностью чуть себе не навредила….

После операции прошло около двух недель и я стала замечать, что мой нос почему-то начал приобретать прежнюю форму. Очевидно, что это происходило из-за отека: жидкость скапливалась под еще не сократившейся и кожей, которая еще не «села» на новый жесткий каркас. И я, сдуру, иначе не скажешь, стала клеить стрип не только на переход спинки в кончик, как показывал Радионов, но еще и на сам кончик, причем с усилием прижимая пластырь… Никогда так не делайте! Так как конструкция носа еще не была стабильной, кончик приплюснулся. Я ужаснулась сама себе и своему идиотизму, срочно позвонила Дмитрию Юрьевичу и помчалась в клинику.

Радионов совершенно заслуженно меня отругал: «Вот вам зеркало, смотрите. Вы видите, что вы с собой сделали? Вы стали похожи на крокодила!» И правда, приплюснутый кончик придавал сходство с этим не очень симпатичным животным. Д. Ю. приступил к ручному исправлению натворенных мной дел: мял нос, подтягивал, вытягивал, в общем лепил Пришлось немного потерпеть. Но виноватых, кроме меня самой, тут нет. К счастью, Дмитрию Юрьевичу удалось все исправить.

Результат

В течение 3-х месяцев после операции я ездила в клинику на осмотры. Один раз Радионов уколол мне в нос дипроспан для уменьшения отека. После трех месяцев меня занимали другие заботы, и на очередной осмотр я попала спустя 1 год после ринопластики. Только лишь к этому времени нос принял окончательную форму, отек практически сошел, оставшись только в месте перехода спинки в кончик. Дмитрий Юрьевич уколол мне туда микроскопическую дозу дипроспана и сказал, что нос «технически состоялся». От себя могу сказать, что эстетически тоже Форма носа получилась такой, как я и хотела: похожей на моей исходник, только меньше и изящнее. Никто из знакомых, кто не был в курсе операции, не заметил, что с моим носом что-то произошло. Именно такой результат мне и был нужен: сохранение естественности. Ноздри получились не открытыми, как я и просила. Некоторые сведущие в ринопластике девушки считают, что их стоило бы немного приоткрыть. Возможно, но меня они устраивают, а это главное. Есть только один нюанс в моем новом носе, который я теоретически хотела бы подправить: колумелла, ее не помешало бы вытянуть на пару мм. Но так как я в обозримом будущем планирую сделать булхорн с подшитием мышцы, думаю, что колумелла немного вытянется при этой операции.

Ринопластика. Дмитрий Радионов

Информация

Безоперационные методы омоложения лица и шеи

Лигатурный лифтинг — (нитевые методы) позволяют решить проблемы начальных этапов старения, сгладить выраженные носогубные и губоподбородочные складки, опущение бровей и средней трети лица. Показать полностью… Малоинвазивные, эффективные и безопасные методы. Процедура выполняется под местной анестезией. Период реабилитации минимален.
Инъекционные методы — омоложение и формирование рельефа лица с помощью препаратов на основе гиалуроновой кислоты или гидроксиапатита кальция. Результат виден сразу во время процедуры. Эффект сохраняется до 15 месяцев, в зависимости от препарата.
Ботулинотерапия – препараты группы ботулотоксинов (Ботокс, Ксеомин, Диспорт, Лантокс) используют для блокировки нервно-мышечной передачи в мимических мышцах, с целью профилактики или устранения морщин.
Аппаратные технологии (лазерные, ультразвуковые) – использование ультразвука (Ulthera system) или лазера Fotona 4D позволяют провести глубокий лифтинг тканей лица и шеи, уменьшить толщину жировых отложений подбородочной зоны, убрать сосудистый рисунок и пигментацию и вернуть коже сияние.

Удаление избытков кожи верхнего и нижнего век, удаление грыжевых выпячиваний верхних и нижних век чрезкожно (открытый способ) и трансконъюнктивально (до 35 лет)
Первичная консультация бесплатно
Операция проводится как под местной анестезией, так и под общей анестезией. Полная реабилитация занимает 7-10 дней. Последующие осмотры 1-2 раза в неделю, до полного восстановления и удовлетворения результатом операции.

Ринопластику по технике выполнения можно разделить на открытую и закрытую.

50% хирургов в мире выполняют открытую ринопластику и 50% — закрытую. У каждой техники выполнения свои достоинства и свои недостатки. Показать полностью… Так у открытой ринопластики все операционное поле открыто обзору хирурга, что позволяет выполнять все этапы операции под визуальным контролем, но для этого необходим разрез кожи колумеллы. Этот разрез уже не виден через 1 месяц.
Закрытая ринопластика проводится без разреза кожи колумеллы, поэтому операционное поле закрыто и многие этапы операции проводятся «всепую».
Каждый хирург для себя выбирает ту технику операции, с которой он может гарантировать своему пациенту наилучший результат.
Кроме того, ринопластику необходимо сочетать с коррекцией внутриносовых стуктур, что позволяет улучшить носовое дыхание или сохранить его неизменно хорошим даже при большой перестройке наружного носа.

Мы – сторонники функциональной ринопластики, выполняем как открытую, так и закрытую ринопластику. Мы убеждены, что хорошее носовое дыхание – необходимая часть красивого носа.
Первичная консультация проводится бесплатно, занимает от 30 до 60 минут. Проводится моделирование будущего носа, осмотр полости носа, обсуждение различных аспектов предстоящей операции.
Обязательно предоперационное обследование, включающее в себя различные показатели состояния здоровья человека.
Противопоказаниями к операции являются острые и обострение хронических воспалительных заболеваний, аутоиммунные заболевания, онкологические заболевания, болезни крови.
Операция проводится под общим обезболиванием. После операции пациент находится сутки в стационаре. Через сутки после операции мы удаляем тампоны из полости носа и отпускаем пациента домой. Пациент может дышать носом. Наружный нос фиксирован небольшой лангетой из термопластика. «Знаменитые» синяки не всегда присутствуют на лице.
Послеоперационные осмотры проводятся на 3, 7, 10, 14 сутки.
Снятие лангеты с носа и швов производится на 7-10 сутки.
Полная реабилитация 12 суток.
Последующие встречи на 1, 3, 6 месяц после операции.
Если пациенты желают более частые встречи, то мы всегда этому рады.

Как ведет себя нос после операции?
В первую неделю после операции возможны синячки и отеки на лице, которые не требуют специальной терапии.
После снятия лангеты с наружного носа до месяца сохраняется отек кожи наружного носа, который малозаметен окружающим, но всегда заметен пациенту и хирургу.
С 2 по 6 месяц идет формирование рубцовой ткани под кожей наружного носа. Нос может сохранять несколько опухший вид, так же незаметный для окружающих.
С 6-го месяца начинается рассасывание рубцовой ткани, нос приобретает все большую контурность, возвращается блеск кожи кончика носа.
Несмотря на то, что самые заметные изменения происходят в первые 6 месяцев после операции, наружный нос меняется около 5 лет, становится все более контурным и очерченым. Эти изменения минимальны и возможны для наблюдения только на сравнительных фото «до и после»

Источники: http://rhinoplastika.ru/surgeons/9-radionov-dmitriy-yurevich.html, http://plastic-surgeon.ru/forum/showthread.php?t=13636, http://vk.com/club143592904

Комментировать
0
22 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Adblock detector