Операция на пазух носа после удаления зуба

СОДЕРЖАНИЕ
0
189 просмотров
28 января 2019

Закрытие перфорации дна гайморовой пазухи

При удалении верхних моляров и премоляров врач должен действовать предельно точно и аккуратно. Ведь неправильные действия грозят тем, что в полость гайморовой пазухи могут попасть осколки корня. Также перфорация возможна при установке имплантата, используемого в имплантологии и при лечении корневых каналов.

Перфорация дна гайморовой пазухи в верхней челюсти является одним из осложнений, возникающее после удаления зуба на верхней челюсти. Это не отдельное заболевание, но в ходе стоматологического воздействия оно возникает довольно часто. Из статьи вы узнаете, что это за патологическое состояние, как оно устраняется оперативным и терапевтическим образом и чем оно чревато для пациента.

Гайморова носовая пазуха находится в самой толще костной ткани, расположенной в верхней челюсти. Ее от полости рта отделяет так называемый альвеолярный отросток, который требуется для образования дна. По физиологическими показателям объем носовой пазухи у взрослых людей может достигать размеров до десяти кубических сантиметров.

Расположение гайморовой пазухи представляет опасность при проведении определенных хирургических действий с зубами на верхней челюсти. Все дело в корнях зубов, которые могут доходить до дна носовой пазухи или даже пронизывать собой альвеолярный отросток. Разглядеть это можно только на прицельном снимке, который обязательно проводится стоматологом перед проведением оперативного вмешательства.

Ближе всего к верхнечелюстным синусам располагаются моляры и премоляры. Стоит сказать то, что к перфорации предрасполагать может не только особенно анатомическое расположение верхних зубов, но и наличие кистозных новообразований, периодонтита, пародонтита как основного вторичного фактора.

Причины появления перфорации

Физиологическое расположение верхних зубов и сопутствующие патологии являются фактором риска, который может вызвать перфорацию гайморовой пазухи. Осложнения могут быть охарактеризованы стоматологическими операциями. В частности, это санация тканей зуба при глубоком кариесе, удаление части зуба или его корня. Стоматологу важно проводить оперативное вмешательство предельно аккуратно без фрагментации и допущения переломов корней зуба, поэтому и требуется обязательный рентгенологический контроль.

При осуществлении стоматологического лечения, связанного с удалением верхнего зуба мудрости, перфорация может произойти при манипуляциях с корнем зуба, который часто удаляется фрагментарно. Патология возникает также и при манипуляциях в корне зуба при лечении кариеса и когда делается усиленное пломбирование канала.

Перфорация может появиться при резекции корня и установке имплантатов в верхней челюсти. Стоматолог должен действовать предельно аккуратно во время удаления верхнего зуба. Сначала делается снимок верхней челюсти, который позволяет оценить расположение корней относительно гайморовой пазухи, а затем уже врачом определяется последующая тактика терапевтического или хирургического лечения.

Какие факторы учитываются стоматологом при проведении вмешательства?

Вероятность перфорации пазухи увеличивается при расположении зубного корня в непосредственной близости к ней в момент удаления. Поэтому хирургическое лечение должно проводиться с предельной аккуратностью и последующим рентгенологическими контролем состояния тканей после операции. Также стоматолог контролирует состояние тканей при использовании штифтов для имплантации или при обработке корневых каналов в целях пломбирования, так как велик риск проникновения материала пломбы и обломков корня в гайморову пазуху.

Если процесс происходит в момент внедрения импланта в костную ткань или при пломбировании каналов, то это прямая ошибка, которая совершается врачом во время его терапевтической тактики. Единственным способом контролирования манипуляций является рентгенологический контроль и опыт стоматолога, который при работе должен учитывать анатомическое строение верхней челюсти пациента. При этом повреждения дна пазухи чревато серьезными осложнениями, которые сложно устранить. Особенно если это происходит во время имплантации искусственных корней. Костная ткань в области верхней челюсти быстро подвергается дистрофическим изменениям, и это ведет к уменьшению высоты альвеолярного отростка.

При резекции корня для устранения кистозных образований, как и в вышеуказанных случаях, стоматолог должен полностью обследовать пациента. При недостаточном сборе анамнеза может возникнуть перфорация в той ситуации, если врач не знает точного размера костной пластины, которая отделяет дно пазухи от стенки самой кисты. При этом прогноз ухудшается при необходимости удаления большого объема костной ткани.

Симптомы перфорации гайморовой пазухи

Симптоматика заболевания носит специфический характер, особенно если она произошла после удаления корня зуба. При этом пациент может отмечать ее фактически сразу после проведения вмешательства. Она заключается в следующем:

  • Появление пузырьков воздуха в крови, которая выделяется из зубной лунки. Количество пузырьков увеличивается при резком выдохе воздуха через нос;
  • Отмечается появление кровянистых выделений из носа. Они могут носить скудный характер и выявляются со стороны перфорированной стоматологом гайморовой пазухи;
  • Боли в горле, наличие гнусавости, пациент дополнительно отмечает состояние заложенности носа;
  • Также больные могут жаловаться на то, что они ощущают, как проходит воздух через лунку. Возможно ощущение чувства тяжести в проекции верхней челюсти. Давящее чувство не пропадает, а только усиливается со временем.

При появлении подобных симптомов следует сразу обратиться за помощью к врачу, который осмотрит пациента и сделает рентгенологическое обследование, на основании которого можно будет судить о степени перфорации.

Заподозрить перфорацию гайморовой пазухи во время проведения имплантации стоматолог может по определенным признакам. Основной – это провал штифта, который попросту он уже не в состоянии укрепить в основании костной ткани. Заподозрить наличие патологии врач может также последующим характерным признакам:

Появление в лунке мелких воздушных пузырьков;

  • Инфицирование полости. Как правило это происходит потому, что диагностика перфорации не была произведена полностью или была сделана не до конца;
  • Жалобы пациента на острые, неприятные и ноющие боли в области пазухи;
  • Гипертрофия и отек слизистой оболочки;
  • Нарушение дыхания у пациента, при развитии инфекционного процесса появление гнойных выделений.

Общая симптоматика представлена температурой, слабостью, ознобом, головными болями, которые могут сопровождать воспалительный процесс.

Способы диагностики перфорации дна гайморовой пазухи

В ходе диагностики применяется комплексное исследование и анализ типичной клинической картины, наблюдаемой при перфорации гайморовой пазухи. Учитывается состояние зубной лунки, наличие пузырьков воздуха, кровотечения из носа, боли. Также делается рентгеновская диагностика, которая с высокой точностью показывает область перфорации.

Стоматолог может провести процедуру зондирования перфорированного канала либо удаленного зуба при помощи тонкого медицинского зонда. Это помогает достоверно понять, что в ране нет костного дна. Сам инструмент должен свободно проходить через мягкие ткани не встречая на своем пути препятствий.

Рентген пазух позволяет обнаружить характерные затемнения на снимках, которые образуются в результате скопления кровяных сгустков. Помимо прочего на рентгеновских снимках можно рассмотреть пломбировочный материал, импланты, обломки зубных корней. Часто делается рентгенография с контрастным веществом, помогающая четко визуализировать состояние костной ткани и окружающих тканей.

В таких ситуациях контрастное вещество вводится в полость через перфорационный свищ. Дополнительным способом инструментальной диагностики служит компьютерная томография, определяющая степень перфорации и наличие инородных тел, таких как обломки зуба или остатка пломбировочного материала. При подозрении на перфорацию в обязательном порядке назначается проведение общеклинических анализов, которые могут показать наличие очаговой инфекции в организме пациента.

Лечение патологического процесса

Лечение зависит от тяжести наблюдаемого патологического процесса. Обычно оперативное вмешательство не требуется в тех ситуациях, когда перфорация была осуществлена при удалении больного зуба и выявлена в тот же момент.
При этом данные рентгенографии должны показать отсутствие инфекционного процесса в гайморовой пазухе.

Если в ранке нет осколков, пломбировочного материала и присутствия инфекции, то при таком раскладе стоматолог старается сформировать после удаления зуба сгусток крови в лунке и проследить за тем, чтобы образовавшаяся полость не была подвержена инфекции. Для подобных целей может применяться небольшой марлевый тампон, который пропитывается раствором йода. Сам по себе йод обладает хорошими бактерицидными свойствами, позволяющими быстро устранять все патогенные микроорганизмы.

Чаще всего такой тампон может самостоятельно фиксироваться в образовавшейся раневой полости после удаления зуба. Иногда требуется наложение швов на десну, которые делаются непосредственно стоматологом. Лечение при помощи йодового раствора делается на протяжении шести-семи дней вплоть до момента формирования грануляционной ткани, которая позволяет закрыть перфорацию.

Стоматолог может провести временное закрытие дефекта, осуществляемое благодаря специальной гипоалергенной пластине, изготавливаемой из пластмассы. Сама пластинка надежно фиксируется на соседних зубах при помощи кламмеров. Она аккуратно разобщает полости гайморовой пазухи и рта, что в свою очередь способствует быстрому заживлению и регенерации здоровой ткани в области перфорации.

Важно провести профилактические мероприятия, направленные на то, чтобы предупредить развитие любых воспалительных осложнений. Ведь после удаления зуба при перфорации в раневую поверхность могут попасть патогенные микроорганизмы, способные вызвать серьезный воспалительный процесс.

Профилактика кроется в обязательном приеме назначенных доктором противовоспалительных препаратов и антибиотиков, также используются средства, обладающие сосудосуживающим эффектом, которые останавливают кровотечение.

При проникновении в гайморову пазуху инородных тел при перфорации (обломки корней зуба, пломбировочные материалы, прободение импланта) лечение проводится в стационарных условиях. В тяжелых случаях могут проводиться оперативные вмешательства на гайморовой пазухе с ее дальнейшим вскрытием, при котором проводится очищение тканей и удаление инородных тел. После санации делается пластическое закрытие образовавшейся перфорации.

Застарелые перфорации, возникающие после удаления зуба или терапевтического лечения

Если перфорация после удаления зуба не была выявлена, пациент может списывать неприятные ощущения на последствия оперативного вмешательства. Стоит сказать то, что через пару недель проходит стадия острой боли, а в области образовавшегося дефекта гайморовой пазухи появляется так называемый свищ, который соединяет поверхность десны с пазухой.

Данный процесс сопровождается симптомами, характерными для хронического гайморита, помимо прочего пациенты жалуются на боли, гнойные выделения из полости носа, отечность щеки. Лечение заключается в применении терапии, направленной на купирование воспалительного процесса и оперативных способах, которые позволяют устранить инородные тела в гайморовой пазухе.

Если подвести итоги выше сказанному, то можно сказать то, что удаление зубов верхней челюсти, как и их лечение должно проводиться максимально грамотно. Перфорация гайморовой пазухи может грозить довольно серьезными последствиями для организма пациента. В отдельных случаях требуется длительное лечение в стационаре. Особенно опасно присоединение инфекционного процесса.

Избежать подобного осложнения можно при достаточной компетенции стоматолога, который должен перед проведением любых сложных стоматологических процедур, связанных с верхней челюстью, учитывать анатомическое положение зубов и гайморовой пазухи. Основываясь на этом стоматолог обязан выделить все анатомо-топографические особенности пациента и провести квалифицированное лечение.

Перед процедурой удаления, имплантации или лечения верхних зубов доктор должен сделать прицельный снимок, которой поможет визуализировать область, с которой ему предстоит работать. При соблюдении этих условий можно избежать такого серьезного осложнения, как перфорация гайморовой пазухи.

Операция Гайморотомия — отзыв

Перфорация гайморовой пазухи при удалении зуба. Как следствие — радикальная гайморотомия с пластикой лоскута. Впечатления спустя год после операции.

Это история о том, как неудачное удаление зуба может привести к операции. Отзыв получился длинным, и, возможно, в нем больше эмоций, чем информации, но уж извините – мне хочется выговориться.

В мае 2017 года я пошла удалять зуб (верхнюю левую шестерку) в стоматологию по месту жительства. Зуб давно был без нерва, канал запломбирован, и не беспокоил меня. Но в последние годы от него начали отваливаться стенки. Опять пломбировали, но он, видимо, уже не держал пломбы. И вот он развалился вконец, остались одни корни. Снимок показал кисту на корне, а значит, как мне объяснили, только удалять. Хирург (женщина — !) сказала, что киста уйдет вместе с корнями, и начала выдергивать. Ковырялась она в десне очень долго, объясняя это тем, что не может найти один корень. Два раза посылала на рентген. Вообще, этот процесс удаления – тема для отдельного отзыва, потому что удаляла она мне его два дня! Здесь же буду краткой: на второй день она объявила мне, что загнала этот корень еще глубже, и отправила меня в областную больницу, утешая меня тем, что там мне его вырежут.

Я, конечно, была «жутко рада» такому повороту событий. Но делать нечего, поехала в областную больницу, в отделение челюстно-лицевой хирургии (ЧЛХ). Там меня врач обрадовал еще больше, объявив, что у меня перфорация гайморовой пазухи. По его словам, причин может быть две: корни зуба подходили слишком близко к пазухе, и при удалении она порвалась, или же это неграмотные действия стоматолога. Я сама больше склонялась ко второму варианту, так как в направлении в областную больницу было написано рукой этой женщины-хирурга: «Перфорация гайморовой пазухи вследствие проталкивания корня». Вот почему после первого дня удаления у меня текла кровь из носа…

Врач ЧЛХ также мне объяснил, что дыра в пазухе сама не зарастет, и бактерии изо рта будут постоянно попадать в пазуху, что грозит бесконечными гайморитами. Так что мне придется делать операцию под общим наркозом – радикальную гайморотомию с пластикой лоскута, то есть резать десну, доставать корень, и зашивать дыру в пазухе куском моей кожи, взятым со щеки. Видя ужас на моем лице (ничего себе, сходила выдернуть зуб!), врач попытался успокоить меня, сказав, что операция эта технически несложная, просто очень кропотливая. Но это меня не успокоило, и вышла я из больницы в слезах.

В последующие дни я сама убедилась, что у меня там дыра изо рта в нос – пища забивалась в лунку от зуба, попадала в пазуху, потом я ею сморкалась. Когда чистила зубы и наклоняла голову, чтобы сплюнуть воду — она выливалась из носа. При вдыхании воздуха носом во рту был свист. Все это очень пугало меня, а уж операция вообще казалась мне последним событием в моей жизни. Но жить в постоянном страхе, что у меня начнется гайморит, а в перспективе воспаление может перекинуться на мозг – вообще невозможно. И я стала собирать анализы, которые написал врач из ЧЛХ: кровь, моча, кардиограмма, флюорография, заключение терапевта. Когда все было собрано, я позвонила в ЧЛХ и встала в очередь на операцию.

Очередь подошла через 3 недели. Дни заезда в ЧЛХ — понедельник и среда, дни операций — вторник и четверг. Поступила я в ЧЛХ в полдень понедельника. Палата была на 7 человек, и кроме меня, там было еще 4 девочки. Весь день я расспрашивала их обо всем, что здесь происходит, как у них все прошло. Они были неестественно спокойны, рассказывая мне все это, как будто тут санаторий, а не больница. Все говорили, что до операции также переживали, как и я, но все страхи кончаются на операционном столе (эту фразу можно понимать двояко ).

Вечером ко мне подошла медсестра и велела с утра не есть и не пить. Заснуть в ту ночь я не смогла – сердце бешено билось от волнения. Общий наркоз у меня всегда ассоциировался со смертью. Спасибо девочкам из палаты, они меня бодрили, как могли, говоря, что моя задача – дойти до операционной и лечь на стол, вот и все. Мне же казалось, что я и дойти-то не смогу, меня хватит инфаркт по дороге.

Утром в палату зашла медсестра и постелила мне и моей соседке (которую тоже оперировали в этот день) клеенчатый коврик на подушку. Это делается для того, чтобы после операции не испачкать подушку кровью. У всех кровь течет по-разному, одна девочка сказала, что у нее вся подушка была в крови после операции.

Потом меня позвали на прием к хирургу. Я очень ждала этой встречи, так как от этого человека зависит, в каком состоянии я выйду из этой больницы, и выйду ли вообще. Увидев его, я так впилась в него взглядом, что даже не сразу поздоровалась . Это был крепкий мужчина лет 50-ти с цепким взглядом, четкой речью и собранными движениями. Именно таким, по моим представлениям, и должен быть настоящий хирург, и у меня впервые появилась надежда, что я выйду отсюда живой.

Он посмотрел мои снимки, и задал три вопроса: когда вырвали зуб, текло ли из лунки, и готова ли я к операции. Последний вопрос меня очень испугал, он прозвучал как «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» Что значит – готова?! Как можно быть к этому готовой? Нееееет, доктор, я не готова, можно я пойду домой. Наверно, эти вопросы отразились на моем лице, потому что, взглянув на меня, он улыбнулся и уточнил вопрос: «Не ела, не пила?» Фух… да, доктор, это я сделала…

Затем он взял какой-то инструмент и всунул его в лунку от зуба. Никаких болевых ощущений у меня при этом не было. Это действие доктор никак не прокомментировал. Как будто хотел убедиться, что там действительно дыра изо рта в нос.

Потом ко мне подошла анестезиолог, задала стандартные вопросы: какой вес, чем болела, есть ли аллергия и т.д. Это была очень красивая и жизнерадостная женщина, она улыбалась мне всеми зубами, всячески стараясь настроить меня на позитивный лад. Дала мне подписать какие-то документы. Я их не читала, так как не надеялась что-либо понять. Я была в таком состоянии, что могла и свой смертный приговор подписать, не все ли равно?! Жить-то, может, осталось два часа.

И вот сижу я в палате, смотрю на стрелку часов, которая медленно, но верно ползет к 10.00 (на это время была назначена операция). Думаю, надо сходить в туалет напоследок. По закону подлости именно в это время пришла за мной медсестра – я услышала, что одна девочка из палаты бежит в туалет и зовет меня. Вылетев из туалета, я бегу в палату, выслушиваю от медсестры ожидаемое «Я что, по всей больнице должна тебя искать?!», и иду за ней в операционную.

Операционная начиналась с «предбанника», и там на каталке я увидела мою соседку по палате, которую оперировали до меня. Она уже пришла в себя и пожелала мне удачи. Пройдя в операционную, я старалась смотреть в пол, чтобы не видеть всех ужасов этого кабинета. Врачей было трое или четверо, хирурга не было – его зовут тогда, когда человек уже «готов». Легла на стол, левую руку взяла анестезиолог, на правую надевали манжету для измерения давления, ноги привязывали к столу, на лицо надевали какой-то резиновый валик или жгут. Действовали все быстро и слаженно. В руку воткнули иглу, и анестезиолог спросила меня: «Чувствуете тепло?». Я сказала: «Нет», и моргнула глазами.

А вот открыла я их уже в «предбаннике», услышав «Проснитесь, проснитесь!». Я поверить не могла, что вся операция заняла какую-то долю секунды! Очень странное и необъяснимое ощущение! Это не было похоже на крепкий сон, как мне рассказывали – ведь когда спишь, даже если очень устала, все равно чувствуешь, что какое-то время прошло. А здесь просто вырезали кусок времени длиной в 50 минут. Как в рассказах про инопланетян – похитили человека, поставили над ним опыты, а потом стерли у него кусок памяти. Я сразу же заплакала – это выходил стресс, накопленный за все это время. «Добрая» медсестра меня тут же успокоила, сказав: «Будете плакать – отвезем в реанимацию!» Я замолчала, и меня отвезли в палату.

После операции нужно 2 часа не есть, не пить, и не спать — иначе можно впасть в кому. Никакой боли не было, но голова горела, как при температуре, щека с оперированной стороны опухла, губы с этой же стороны были надорваны, и рот стал похож на гармошку – видимо, его сильно растягивали. Говорить я могла только шепотом – болело горло от трубки, через которую я дышала во время операции. Мне принесли мой корешок зуба, завернутый в марлю. Языком я проверила наличие остальных зубов, так как опасалась, что мне вырвут и соседние зубы, а потом скажут, что они мешали делать операцию. К счастью, все зубы были на месте.

От наркоза я отходила тяжело – рвало наизнанку, все происходящее вокруг воспринималось как галлюцинация или сон. Медсестра, зайдя в палату, сказала мне: «Если тошнит, то пей воду, но не больше одной столовой ложки». Гениально! А чем тогда будет тошнить, если желудок у меня пустой?! Собственными кишками? Я то и дело бегала в туалет. Ну как бегала – ползла по стенке. К вечеру мне стало казаться, что если не остановить эту тошноту, то я выплюну свой желудок. Девочки посоветовали мне сходить к дежурному врачу, попросить сделать укол от тошноты. Дежурным врачом в ту ночь оказался тот самый хирург, который делал мне операцию. Встретил он меня весьма радушно, воскликнув: «Ну что, живая?!» Несмотря на такой жесткий юмор, я чувствовала, что он действительно рад меня видеть, или вернее – не меня, а результат своей работы. Выслушав мои жалобы на бесконечную тошноту, он сказал только: «Это из тебя наркотик выходит», и велел медсестре сделать мне укол.

Придя в палату и повалившись на кровать, я стала мучительно вспоминать, ходила я к врачу или нет. Вроде это было, но вспоминалось так, как будто мне это приснилось, или все это случилось 20 лет назад. Да, вот такой эффект был у меня от наркоза: любое событие сразу же удалялось в неимоверную даль прошлого, или вспоминалось, как сон. Укол мне вообще не помог, а тело просило чая, горячего, сладкого чая… У девочек был маленький чайничек, и я решила наплевать на совет медсестры, и выпить чаю. Чай оказался для меня лекарством, он прошелся по моим венам, артериям и всем конечностям, очищая мой организм от отравы. Тошнота сразу же прошла, голова перестала болеть, и даже голос прорезался. Иногда нужно прислушиваться к своему телу, а не выполнять слепо рекомендации врачей…

Ближе к ночи я пошла в туалет «выливать» чай Туалет был очень интересным – небольшое помещение с двумя кабинками, тремя раковинами, душевой и закутком со стиральной машинкой. А интересным было то, что туда ходили и женщины, и мужчины, и врачи. Вообще-то в ЧЛХ было два туалета, но другой был для «гнойных» пациентов. Медперсонал, естественно, пользовался «чистым» туалетом. Вот так сидишь в туалете, а за тонкой дверью стоят мужчины, бреются, чистят зубы…. романтика

Умываясь над раковиной, я увидела в зеркало, что в туалет зашел Царь и Бог моей новой Вселенной, сузившей свои границы до пределов этой больницы. Увидев меня, он сразу вышел – наверно подумал, что меня опять тошнит, и не захотел смущать меня своим присутствием. Когда я вышла, он спросил меня, как я себя чувствую. Я сказала: «Получше», и спросила его, как прошла моя операция. Я мало что запомнила из этого разговора. Мне просто хотелось, чтобы он со мной поговорил – это тоже было для меня лекарством. Его спокойный взгляд и уверенный голос вливались в меня, выгоняя остатки страха и стресса. Все будет хорошо… все уже хорошо…

На следующий день щека опухла так, что я ее стала видеть своими глазами. Как я впоследствии узнала, после такой операции нужно прикладывать к щеке лед. Но никому из нас льда не предлагали, и вообще не говорили, что нужно прикладывать что-нибудь холодное. Поэтому все пациенты ЧЛХ были похожи на бурундуков. Щеку мне велели мазать гепариновой мазью (от отеков и инфильтратов). Для губ тоже дали мазь, не помню какую, но она очень быстро залечила трещины и разрывы на губах.

Придя в столовую, я обнаружила, что у меня пропал вкус и нюх. В столовой, кроме обычной кормежки, был «зондовый стол» – специально для тех, кто только что после операции. Это были два ведра непонятно с чем – еду измельчали блендером, и распознать, что именно там намешали, не представлялось возможным. Все это предполагалось всасывать через трубочку. Трубочку мне дали девчонки, но я как увидела это месиво неизвестного происхождения, решила, что буду есть чайной ложкой нормальную еду. Чайную ложку еще можно было всунуть в рот, а вот шире его уже больно было открывать. Жевала осторожно, на правую сторону (левая – оперированная).

Мне назначили антибиотики Линкомицин 3 раза в день в виде уколов, и обезболивающее Кеторолак 2 раза в день. Уколы были очень болезненные, после них я волочила ногу до палаты и лежала минут 15, так болели все мышцы в теле. Я даже хотела попросить, чтобы мне их делали в вену. Почему-то некоторым назначали уколы в вену, а другим – в ягодицу. Но потом решила, что площадь попы гораздо больше площади вены, так что пусть делают . Дня через 4 от этих антибиотиков началось расстройство желудка, пришлось пить пробиотики.

Из носа первые дни текла сукровица. Хирург мне сказал, что так и должно быть. Я старалась не сморкаться и не чихать, а просто выдыхала эту сукровицу, так как все время помнила, что в пазухе у меня стоит «заплатка», и я боялась, что сморканьем ее можно оторвать.

На второй день меня отправили на физпроцедуры в соседний корпус. Это был магнит, который я прикладывала к щеке. Мне дали папку – историю моей болезни, и пока я сидела в очереди, я прочитала там очень интересный документ – «Протокол операции». Там подробно описывались все ужасы, которым я подверглась во время операции, но я запомнила только обрывки фраз: «…лицо пациента и полость рта обработаны спиртом… с десны имплантирован трапециевидный лоскут… полость пазухи промыта раствором…операция прошла без осложнений». Очень жаль, что у меня телефон был без фотокамеры, и я не смогла сфотографировать этот документ. Больше историю болезни мне не давали.

Ежедневно нас вызывали на перевязки. В основном в ЧЛХ попадают из-за удаления сложных зубов мудрости. Таким пациентам каждый день меняли турунды – это бинтик, свернутый в трубочку, его вставляют в лунку от зуба, чтобы он впитывал в себя кровь. Меня же просто осматривали, говорили, что «все розовенькое, заживает», мазали десну зеленкой, рот велели полоскать фурацилином 2 раза в день, зубы чистить обязательно, но осторожно.

На седьмой день и мне вынули турунду. Моя турунда была вставлена в пазуху, а ее конец выведен в полость рта над четвертым зубом. Все эти дни я чувствовала и видела во рту хвостик этой турунды. Но я, наивная, думала, что этот бинтик просто лежит вдоль десны, и прижат щекой. Я и представить не могла, что он у меня ВНУТРИ, в самой десне. Турунду удалял юный мальчик, практикант, наверное. Он предупредил меня, что это «немного неприятно», вкрутил в десну какой-то инструмент и стал вытягивать. Это не «немного неприятно» скажу я вам, а очень неприятно. Из моего живого тела вытаскивают длинный инородный материал! Длится это секунд 15, и эти секунды были самым болезненным, что со мной было в этой больнице. После этой процедуры мальчик сочуствующе заглянул мне в глаза, и задал этот гениальный вопрос: «Живая. » Понабрался, блин, юмора от старших коллег .

На восьмой день сняли швы. Это вообще не больно — дергают за нитки, которые, как бахрома, свисают с десны, и на следующий день отправили домой. Мне вернули мои снимки, а также выдали больничный и эпикриз. Повторных анализов и снимков мне не делали. Никаких объяснений при выписке не давали. Пришлось самой ловить хирурга за халат, чтобы задать ему несколько вопросов. Почему-то мои вопросы смешили его… Почему? Может, он считал мой случай слишком простым и неопасным для меня. Типа, удалили человеку прыщик, а он спрашивает, как жить дальше . Однако он терпеливо ответил на мои вопросы. Я их уже точно не помню, но ответы были примерно такими: «…через 2 недели шов в пазухе зарубцуется… от чихания заплатка из пазухи не вылетит… если будет насморк, то капай капли и сильно не сморкайся… продолжай ходить на физпроцедуры… через год можешь туда зуб на шурупе вставлять…». Что-то вроде этого.

Дома я чувствовала себя неважно: общая слабость, голова кружилась от ходьбы. Хорошо, что у меня оставалось еще 5 дней отпуска, так как выписали меня с закрытым больничным. Не представляю, как бы я пошла на работу в таком состоянии. Щека была жесткой, на ней еще и вылез синяк. Левая половина лица так и осталась онемевшей после операции. Говорить громко было больно – отдавало в пазуху, и она гудела, как струна. В горло подтекала слизь с кровью.

Недели через две после выписки, когда я осмелилась посмотреть, что же у меня там во рту, я увидела, что из лунки, где был зуб, висит то ли проволока, то ли скрученные нитки. Попробовала их сама вытащить пинцетом, но они сидели крепко. Пришлось опять ехать в ЧЛХ. Попала я в очень суматошный день – врачи и медсестры бегали по отделению, пациенты толпились и возле перевязочной, и у кабинета экстренной помощи. Обратилась к медсестре на посту, но она отмахнулась от меня, и унеслась куда-то. Но мой хирург меня сразу узнал, затормозил на полном ходу и выслушал. Однако у него не было времени мной заниматься, и он привел ко мне очередного мальчика . Мальчик усадил меня в кресло и долго смотрел на лоток с инструментами, решая, чем залезть мне в рот. Потом извинился и вышел – я так поняла, пошел советоваться. Вернулся он более уверенным, сразу схватил инструмент, и начал вытаскивать нитки из десны такими движениями, как будто выкручивал винт. Мне было щекотно! Наконец он с торжеством сказал: «Вот!», показав мне пучок извлеченных окровавленных ниток. Медсестра тут же объяснила, что это нитки, оставшиеся после операции, и организм их сам выталкивает. Мне положили ватный тампон и выпроводили из кабинета.

Прошло полтора месяца после операции. Отек спал, но дискомфорт в оперированной области чувствую постоянно – как будто в десне и в пазухе есть что-то твердое. Рот широко открывать больно. Делать какую-либо мимику лицом неприятно. Верхние зубы с оперированной стороны стали чуть ниже, при смыкании челюстей я это чувствую. Один зуб рядом с лункой наклонился внутрь, теперь я им постоянно прикусываю язык. Стало тяжело говорить обычным голосом – пазуха гудит, и отдает в голову. Голова вообще стала чувствительной – после езды в трамвае или маршрутке болит, а также при ходьбе на каблуках. Если на улице высокая температура, или я долго сижу в душном помещении — в голове нарастает давление, и кажется, что сейчас кровь из носа потечет. Вот такие вот последствия.

Исходя из всего перенесенного мной, хочу дать совет: если нужно выдернуть зуб, обращайтесь лучше к хирургу-мужчине. Мне почему-то кажется, если бы мне эти корни от зуба удалял мужчина, не вышло бы такой трагичной истории. Все-таки мужчины лучше разбираются в вопросах кромсания живой плоти . А если уж снимок покажет что зуб сложный, с кривыми корнями, лучше сразу обращайтесь в ЧЛХ. Я там наслушалась таких ужасный историй о неудачных удалениях зубов в поликлиниках – как ломались лицевые кости и носовые перегородки, что волосы дыбом. А в ЧЛХ только и делают, что исправляют ошибки стоматологов. И всем советуют: «Зубы лучше удалять У НАС. »

Если будут вопросы – пишите, может, помогу каким-нибудь советом, или просто поддержу морально. Всем здоровья и грамотных врачей.

Итак, прошел год после операции. Что я могу сказать о своем состоянии? Начну с минусов:

Сохраняется онемение десны и части щеки с оперированной стороны. Я так понимаю, причина этого – повреждение тройничного нерва, что часто бывает (или всегда бывает?) при такой операции. Конечно, оно уже не такое сильное, как год назад. Тогда я вообще пол-лица не чувствовала. Теперь же не чувствую только небольшую область, особенно, когда улыбаюсь. Но я уже так к этому привыкла, что просто не обращаю на это внимания. С этим вполне можно жить.

На десне со стороны щеки есть какие-то ухабы и неровности. Где-то там должен быть шов, но я никак не могу его разглядеть – то ли он слишком высоко, то ли совсем зарос, то ли я ничего не понимаю в хирургии . Это вообще не доставляет беспокойства, если не шарить там языком.

Щека с внешней стороны стала неровной – в области пазухи чуть припухшая, в области удаленного зуба чуть ввалившаяся. Но это вижу только я, мои близкие говорят, что ничего такого нет, что я просто себя накручиваю. Ну что ж, хорошо, что стороны это незаметно.

Стала стекать слизь из носа в горло по задней стенке носоглотки. Весь год я постоянно отхаркивалась, как курильщик. Недавно все-таки сходила к ЛОРу на консультацию. Она меня осмотрела и сказала, что все у меня в порядке, а слизь течет в горло у каждого второго человека, и с операцией это никак не связано. Посоветовала мне полоскать горло ромашкой и рассасывать таблетки шалфея. Уж не знаю, помогла ли тут ромашка, но после этого течь стало гораздо меньше. Наверно, я очень впечатлительный человек – когда врач сказала мне, что все в порядке, то и правда все стало в порядке .

Главный плюс – это, конечно же, решение проблемы. Корень зуба вытащили, дыру в пазухе зашили, больше ничего изо рта в нос не попадает. Первое время я боялась, что эта «заплатка» не приживется или вылетит с насморком. Но, видимо, зашили качественно – ничего не оторвалось, и когда я заболела ОРЗ (через 5 месяцев после операции) ничего из носа не вылетело. Уже не беспокоит это противное дребезжание пазухи при разговоре или езде на машине. Все заросло и прижилось.

Еще один плюс – левая ноздря (оперированная) стала гораздо лучше дышать. В общем-то, проблем с носом у меня не было, болею я редко – 2-3 раза в год, не больше. Но бывает, что нос закладывает. Теперь же если и закладывает, то только правую ноздрю, а левая сосет воздух, как насос . Видимо, с годами в пазухах что-то накапливается, а при операции все это вычистили и промыли.

Лунка от удаленного зуба постепенно зарастает. После операции в десне была выемка аж до нёба. Теперь же десна опустилась до нормального уровня, и зубы чуть сдвинулись. Надеюсь, что с годами они совсем сдвинутся и закроют эту щель в зубном ряду.

Еще я перестала бояться стоматологов. Когда иду лечить зубы, то понимаю, что самое страшное, что могло со мной случиться в этой поликлинике, уже произошло . И не так страшны эти стоматологи и их инструменты. по сравнению с прелестями челюстно-лицевой хирургии 🙂.

Вот и все. В общем и целом – жить можно и после радикальной гайморотомии. И берегите свои зубки, ведь новые уже не вырастут…

Перфорация дна верхнечелюстной пазухи

Перфорация дна верхнечелюстной (гайморовой) пазухи — одно из осложнений, которое может случиться с пациентом в кресле стоматолога. И хотя главная классификация болезней МКБ 10 не выделяет отдельно такое заболевание, оно все равно возникает достаточно часто. Мы расскажем вам о том, что это такое — перфорация верхнечелюстной пазухи, почему возникает такая проблема, как происходит ее лечение, чем чревато такое осложнение и что делать, чтобы избежать его.

Содержание:

Особенности верхнечелюстной пазухи носа

Верхнечелюстная пазуха (ее другое название — гайморова пазуха) располагается в толще костной ткани верхней челюсти. От ротовой полости ее отделяет альвеолярный отросток верхней челюсти, который и образует ее дно. Объем такой пазухи достаточно велик, и у взрослых людей он может достигать 10 сантиметров кубических.

На фото: корни зубов у дна верхнечелюстной пазухи

Такая пазуха, или синус, не является герметичной. Она имеет сообщение с полостью носа посредством узкой щели.

Обычно перфорация верхнечелюстной пазухи происходит в области ее дна. Этому способствуют некоторые ее особенности:

  1. Близкое расположение корней моляров и премоляров. В некоторых случаях толщина костного слоя между зубными корнями и дном гайморовой пазухи может быть сравнительно большой — до 1 см, но у некоторых людей костная граница между этими образованиями совсем тонкая — не более 1 мм.
  2. Иногда корни первого и второго моляров располагаются в самой полости пазухи, отделяясь от нее всего лишь слоем слизистой оболочки.
  3. Быстрое истончение слоя кости при наличии острых или хронических воспалительных заболеваний: периодонтитах, пародонтитах, кистах .
  4. Относительно тонкие костные трабекулы в ткани верхней челюсти.

Все это предрасполагает к возникновению перфорации при проведении стоматологических манипуляций, даже если техника лечения не была нарушена, а врач не прилагал значительной травмирующей силы.

Причины перфораций дна гайморовой пазухи

Этиология перфораций пазухи верхней челюсти всегда связана с проведением каких-либо стоматологических манипуляций. Перфорация может произойти:

  • при удалении зубов;
  • при эндодонтическом лечении;
  • при имплантации зубов;
  • при резекции корня.

При удалении зубов повреждение дна гайморовой пазухи может быть следствием как грубых действий стоматолога или несоблюдения им лечебной тактики, так и результатом анатомических особенностей самого пациента (например, когда зубные корни располагаются непосредственно в полости пазухи).

На фото: зубной корень находится в близости от дна гайморовой пазухи, что увеличивает вероятность перфорации при удалении

При проведении эндодонтического лечения одним из осложнений является перфорация зубного корня, которая нередко сочетается с повреждением и прободением дна гайморовой пазухи. Это случается при чрезмерном расширении корневых каналов, в случае применения грубой силы при введении штифтовых элементов или уплотнении пломбирующего цемента. При таком варианте перфорации верхнечелюстной пазухи практически всегда происходит проникновение пломбировочного материала или обломков корня в ее полость.

Если же перфорация происходит в момент введения зубного импланта (это может быть имплант любой марки, например, Mis, Nobel, Xive и т.д.) или же при проведении пломбировки корневых каналов, введении штифтов в зубной корень, то она всегда является ошибкой терапевтической тактики врача.

Повреждения дна пазухи верхней челюсти является серьезным осложнением при имплантации искусственных корней в костную ткань при проведении протезирования. Это объясняется тем, что после удаления зуба костная ткань очень быстро подвергается процессам дистрофии. И в результате происходит уменьшение высоты альвеолярного отростка челюсти. Если врач не учитывает этот момент и неправильно проводит подготовку перед имплантированием, а также неверно подбирает размер импланта, то риск перфорации пазухи очень высок.

Резекция зубного корня является способом лечения при наличии кист в области его верхушки. При недообследовании пациента, когда врач не знает точного размера костной пластинки, отделяющей дно пазухи от стенки кисты, а также если требуется удаление большого объема челюстной кости – то перфорация гайморовой пазухи явление не редкое.

Симптомы перфорации

Если перфорация носовой пазухи произошла в момент удаления зуба, то ее симптомы будут достаточно специфическими:

  1. Появление в крови, выделяемой из зубной лунки, мелких пузырьков воздуха, количество которых увеличивается при резком форсированном выдохе через нос.
  2. Появление кровянистых выделений из носа на стороне перфорированной гайморовой пазухи.
  3. Изменение тембра голоса пациента, появление «гнусавости».

Иногда пациент начинает предъявлять жалобы на прохождение воздуха через лунку после удаления зуба, а также чувство тяжести или давления в проекции пазухи верхней челюсти.

На фото видна перфорация дна гайморовой пазухи после удаления зуба

Если перфорация верхнечелюстной пазухи происходит при проведении имплантации или же при эндодонтическом лечении, то заподозрить ее врач может по:

  • характерному провалу инструмента или имплантируемого элемента после приложения некоторого усилия для его продвижения;
  • изменению положения инструмента в ране;
  • появлению в крови мелких пузырьков воздуха.

Если перфорация гайморовой пазухи по какой-либо причине не была диагностирована и пролечена сразу, то происходит инфицирование ее полости с развитием клиники острого синусита или гайморита, для которого характерны такие симптомы как:

  • сильнейшие острые боли в области верхнечелюстной пазухи;
  • отек слизистой носовой полости на соответствующей стороне с нарушением дыхания через нос;
  • появление гнойных выделений из носа.

Также характерно появление общих симптомов интоксикации: головных болей, озноба, высокой температуры, слабости.

Диагностика

Диагностика перфорации дна верхнечелюстной пазухи при удалении зуба основывается на типичной клинической картине. В сомнительных случаях, а также при подозрении на такое осложнение при проведении имплантации либо эндодонтических манипуляциях необходимо использование инструментальных методов диагностики:

  1. Зондирование лунки удаленного зуба либо перфоративного канала тонким зондом. Это позволяет определить, что в ране отсутствует костное дно. При этом инструмент свободно проходит через мягкие ткани и не встречает на своем пути препятствий.
  2. Рентгенография области пазух. На снимках в таком случае можно обнаружить как затемнение полости вследствие скопления в ней крови, так и обломки зубных корней, импланты либо пломбировочный материал. Иногда целесообразно проведение рентгенографии с конрастированием, когда контрастное вещество вводится в полость через перфорационный свищ.
  3. Компьютерная томография, которая позволяет определить перфорации и наличие инородных тел в пазухе с максимальной точностью.
  4. При подозрении на застарелые перфорации проводятся общеклинические анализы крови, результат которых может свидетельствовать о наличии в организме активного очага инфекции.

Лечение перфораций дна пазухи верхней челюсти зависит от того, какие изменения имеются в самой полости пазухи.

Лечение без операции возможно лишь в тех случаях, когда перфорация произошла при удалении зуба и была выявлена сразу же, а по данным рентгенографии нет признаков инфицирования полости пазухи или наличия в ней даже незначительных инородных тел. При таком варианте тактика врача заключается в максимально бережном сохранении сформированного в лунке кровяного сгустка, а также в профилактике его инфицирования. Для этого в нижнюю часть лунки вводится маленький марлевый тампон, пропитанный йодным раствором. Обычно он самостоятельно плотно фиксируется в раневой полости, но иногда требуется наложение швов на десну. Такое лечение йодом продолжается не менее 6-7 дней — до момента формирования полноценных грануляций и закрытия дефекта. При этом тампон не извлекается из лунки, чтобы не повредить кровяной сгусток.

Также возможно временное закрытие дефекта небольшой пластмассовой пластинкой, которую фиксируют на соседних зубах кламмерами. Она разобщает полости рта и пазухи, что способствует заживлению перфорации.

Одновременно назначается курс профилактических мероприятий, направленный на предупреждение развития воспалительных осложнений. Он включает прием антибиотиков, противовоспалительных препаратов, капель с сосудосуживающим эффектом. Проводится такой курс амбулаторно или в домашних условиях.

Если при перфорации произошло проникновение инородных тел в пазуху (импланта, пломбировочного материала, обломка зубного корня), то лечение проводится только в условиях стационара. В таком случае показана операция со вскрытием полости гайморовой пазухи, удалением инородного тела и нежизнеспособных тканей с последующим пластическим закрытием перфоративного дефекта.

Застарелые перфорации

Если перфорация пазухи верхней челюсти не была своевременно выявлена и устранена, то через 2-4 недели стадия острых проявлений пойдет на убыль, а в области дефекта сформируется свищ, соединяющий полость пазухи с поверхностью десны.

Такой процесс одновременно сопровождается симптомами хронического гайморита:

  • постоянные тупые боли в области пазухи с иррадиацией в глазницу, висок;
  • заложенность носа со стороны поражения;
  • гнойные выделения из носовой полости, а также из свищевого отверстия;
  • иногда у пациентов опухает щека на стороне поврежденной пазухи.

Большинство пациентов также предъявляют жалобы на ощущение движения воздуха через свищ при разговоре или чихании, трудности в произношении некоторых звуков, а также попадание жидкой пищи изо рта полость носа.

Лечение таких застарелых перфораций со свищами представляет некоторые трудности, поскольку наличие хронического очага воспаления в гайморовой пазухе значительно снижает эффективность терапии и достаточно часто приводит к рецидиву и повторному формированию свищевого канала.

Таким больным показано оперативное вмешательство, которое включает вскрытие верхнечелюстной пазухи с удалением всех нежизнеспособных тканей и инородных тел из ее полости, иссечение свища и пластическое закрытие дефекта. Антибиотики после удаления свища назначаются на курс продолжительностью 10-14 дней с одновременным приемом противовоспалительных и антигистаминных препаратов, применением физиотерапевтических методов лечения.

Последствия перфорации

Перфорация пазухи верхней челюсти является достаточно серьезной патологией, которую часто приходится лечить в стационаре. Попытки самостоятельного ее лечения народными средствами дома без врачебного участия могут приводить к развитию серьезных и опасных последствий:

  1. Развитие выраженной воспалительной реакции в полости пазухи с переходом инфекции на окружающие костные ткани и формированием очагов остеомиелита верхней челюсти.
  2. Распространение воспаления на другие пазухи черепа (лобные, клиновидные и решетчатые).
  3. Потеря здоровых зубов, расположенных в области непролеченной перфорации.
  4. Формирование гнойных очагов (абсцессов, флегмон).

Из-за близкого расположения верхнечелюстной пазухи и головного мозга, после перфорации возможно распространение инфекции на мозговые оболочки с развитием менингитов или менингоэнцефалитов, угрожающих жизни пациента.

Профилактические мероприятия

Профилактика перфораций дна верхнечелюстной пазухи заключается:

  • в полноценном обследовании пациента перед проведением сложных стоматологических процедур;
  • в правильной оценке анатомо-топографических особенностей каждого человека;
  • в точном соблюдении технологии лечебных манипуляций.

Своевременное выявление признаков перфорации и ее адекватное лечение является залогом благоприятного исхода для пациента. Неправильная терапевтическая тактика или самолечение могут усугубить течение такого осложнения и стать причиной развития тяжелейших негативных последствий.

Источники: http://imesa-dent.ru/news/77-perforatsiya-gajmorovoj-pazukhi, http://irecommend.ru/content/radikalnaya-gaimorotomiya-s-plastikoi-loskuta, http://topdent.ru/articles/perforatsiya-dna-verkhnechelyustnoy-pazukhi.html

Комментировать
0
189 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Ринопластика
0 комментариев
Adblock detector
-->
-->